«Не до паники и истерики». Как белгородские врачи спасали раненных при обстрелах детей

«Не до паники и истерики». Как белгородские врачи спасали раненных при обстрелах детей
Татьяна Детушева / Фото: Павел Колядин
Наталья Кашлакова / Фото: Павел Колядин
Сергей Извеков / Фото: Павел Колядин
«Не до паники и истерики». Как белгородские врачи спасали раненных при обстрелах детей - Изображение
«Не до паники и истерики». Как белгородские врачи спасали раненных при обстрелах детей - Изображение
Василий Манаенков и Ирина Кизилова / Фото: Павел Колядин
Фото: www.belpressa.ru
«БелПресса» познакомилась с героями в белых халатах Фото: Павел Колядин (архив)
  • Статья
  • За всё время проведения СВО в областной детской больнице помогли 86 маленьким пациентам, пострадавшим от разрывов снарядов. 44 из них – переселенцы из ЛДНР, остальные 42 – жители нашей области. Страшные дни обстрелов 30 декабря 2023-го и 15 февраля 2024-го показали: наши доктора умеют мобилизовать внутренние ресурсы перед лицом опасности.

    «Все эмоции – на второй план»

    «Мы услышали взрывы, потом нам сообщили, что будут поступать детки. Быстренько по рации вызвали бригаду, включили в шоковом кабинете (мини-операционная в приёмном отделении) всю аппаратуру. Когда начали раненых привозить, здесь уже не до паники или истерики. Все эмоции – на второй план. Врач говорит, и нужно успевать подавать инструменты, растворы, перевязочный материал, каталки», – восстанавливает картину событий 30 декабря медсестра приёмного отделения областной детской больницы с почти 32-летним стажем Татьяна Детушева .

    Татьяна Детушева / Фото: Павел Колядин

    Для помощи и подстраховки (тогда ещё не знали, сколько раненых детей доставят в стационар) она вызвала медсестёр других отделений:

    «Быстренько перевязывали, обработку проводили, поднимали в отделение, кого‑то – на рентген, кого‑то на КТ отправляли, других – в реанимацию или операционную. Дети поступали через каждые 5–7 минут. Первого нам доставили в 15:30, закончили мы в 17:45». 

    Скорые встречали доктора разных специальностей, чтобы быстрее поставить первичный диагноз. Всего в тот день областная детская больница приняла 15 маленьких пациентов.

    Наталья Кашлакова / Фото: Павел Колядин

    «Нашей задачей была сортировка и регистрация, работа с родителями и медицинской документацией. К такому большому объёму одномоментного поступления раненых, наверное, даже мы были морально не готовы. Да и невозможно к этому подготовиться. Поэтому очень ценной оказалась помощь из других отделений: с нами работали все, кто был свободен», – подчёркивает заведующая приёмным отделением Наталья Кашлакова

    Завотделением травматологии и ортопедии Сергей Извеков поясняет: 

    «Нужно просто определить, кому требуется экстренная операция прямо сейчас, а кто может подождать, допустим, полчаса. Всё зависит от диагноза, от факторов поражения, наличия кровотечения, переломов, шока. Пока детей обезболивали и ставили им капельницы, с ними и родителями работала психолог».

    Сергей Извеков / Фото: Павел Колядин

    Детский хирург Антон Лысов , отслуживший полгода в госпитале на передовой, добавляет: 

    «Отработали в приёмке нормально. Вместе с заведующим «травмы» мы оперировали девочку, которой оторвало ногу, а потом ещё одну – с ранением грудной клетки, с повреждением сосудов бедра и подключичной артерии. Всё, что можно было в той ситуации сделать, было сделано… Не должно такого с детьми случаться! Когда взрослый боец поступает с такими ранениями, это мобилизует, а если ребёнок – это тяжело». 

    Татьяна Детушева признаётся:

    «А у меня день рождения 30 декабря. Я пришла домой, близкие приглашают чай пить, а я говорю: какой чай?! Не хотелось ни есть, ни пить. Опустошение было какое‑то». 

    Часть маленьких пациентов отправили в Москву, четверо остались в детской областной больнице. Сейчас они выписаны из стационара и проходят реабилитацию в санаториях.

    Фото: Павел Колядин «Каждый раз это трагедия»

    15 февраля персонал больницы готовился к плановым учениям, но тревога получилась боевой .

    Сначала очевидцы доставили в стационар женщину, ей оказали всю необходимую помощь и отправили во вторую горбольницу. Затем поступил мальчик с ранением бедра. 

    Его оперировал заведующий травматологическим отделением Сергей Извеков.

    «В пути до операционной нас сопровождал психолог. Мальчишка совсем испугался. Спрашиваем его: больно тебе? Он говорит, что нет. Уточняем, почему кричит, он отвечает: боюсь. Мы старались его отвлечь, разговаривали про школу, про друзей, про оценки, про то, кто до скольки умеет считать. Выяснили даже, что он лучше меня считает и мне нужно поставить двойку. Это же дети, им же не скажешь «потерпи», «помолчи», – вспоминает доктор.

    Фото: Павел Колядин

    Во время операции врачи удалили осколки и наложили аппарат наружной фиксации – у ребёнка был открытый перелом бедра. Затем его отправили в реанимацию для проведения интенсивной терапии, чтобы вывести из состояния шока. 

    «Понимаете, извлечь осколок – это ещё не всё. В момент прохождения по мягким тканям он создаёт так называемую большую зону молекулярного сотрясения из‑за очень большой скорости, плюс он ещё очень горячий. Рана может быть сантиметровая, но ткани вокруг тоже погибают. Кроме того, это всё инфицировано, то есть потом начинается ещё вторичное отторжение некротических тканей. Процесс выхаживания и заживления этих ран очень длительный», – комментирует Сергей Извеков. 

    Коллега Извекова – завотделением гнойной хирургии Василий Манаенков боролся за жизнь девочки с ранением живота:

    «Мы увидели наружное отверстие в брюшной полости. Значит, повреждено что‑то и внутри. В этот же момент было внутрибрюшное кровотечение, то есть медлить было нельзя. Осколок прошёл через крыло подвздошной кости и затормозился. То есть, если бы не эта кость, он бы вошёл в живот и повредил несколько органов, а так было краевое повреждение слепой кишки. Осколок удалили, кровотечение остановили. Через 2 часа она уже смотрела мультфильм по телевизору».

    Василий Манаенков и Ирина Кизилова / Фото: Павел Колядин

    Затем по очереди поступили двое мальчишек – им оказали амбулаторную помощь и отпустили домой.

    Прооперированных детей тем же вечером отправили в Москву, в Российскую детскую клиническую больницу. 

    Главный врач Белгородской областной детской больницы Ирина Кизилова резюмирует:

    «Когда мы выбирали специальность и пошли в педиатрию как самую мирную профессию, никто не мог подумать, что когда‑нибудь мы с этим столкнёмся. С минно-взрывными травмами мы работаем второй год, но нельзя сказать, что это уже рутина: каждый раз это трагедия. Коллектив весь работает слаженно, а моя функция сродни с функцией дирижёра. И если продолжать музыкальную метафору, то каждый человек в нашем оркестре сидит на своём месте и берёт свою ноту». 

    Елена Коржова

     
    По теме
    «Мой край – родная Белгородчина» - ЦБС г. Белгорода Играем и изучаем историю региона в рамках Недели книги для молодежи «Белгородчина молодая», посвященной 70-летию образования Белгородской области.
    ЦБС г. Белгорода